Бульварные заметки Джаллорозы

Лошадки, часть 2
giallorosa

Read more...Collapse )

Лошадки, часть 1
giallorosa

Read more...Collapse )

Дремучий лес
giallorosa

(no subject)
giallorosa


Сентябрь мой месяц, астра мой цветок. Люблю астры, с детства, всякие, люблю сентябрьский свет, пронзаюсь острым эстетическим чувством от падающего желтого листа, но Боже мой.... Все это отдам не глядя и еще приплачу за: кипящее солнечное марево, трусы-панамки-сандалеты, комариные расчесы на руках, сосновые шишки под босыми ногами, землянику, лошадей на лугу, кукушку, прилипшие ко лбу волосы, шмеля, восход в четыре утра, ледяной квас, грозу и теплые ночи. Рассмотрю любые предложения. 

(no subject)
giallorosa


У меня есть монокль. Не круглая стекляшка, через которую мущины двести лет назад пытались детальнее рассмотреть дамские декольте, а объектив, особенностью которого является наличие всего одной линзы. Мой монокль самодельный, перекроенный из Юпитера и купленный с рук. Он хроматит, шумит и дисторсничает, но я время от времени его нежно люблю. Пытаюсь понять за что люблю, конструирую на компьютере искусственный эффект монокля (вторая картинка), и все равно не могу понять, за что... Наверное, мы все и всё любим за несовершенство.


Animal planet Института проблем управления
giallorosa


Прилетела грустная цапля. Стоит на одной ноге и кручинится. А чего кручинится? А того, что такой прекрасный прудик, с дивно жирными лягушками, ароматными водорослями и невредными утками-соседями, нашла она только под осень, а все лето не пойми где телепалась.


Выпендрёжники
giallorosa
Сначала мы подумали, что фотостудия - это буфет с ватрушками и чаем. Непонятно только, зачем для маленького буфета такое большое помещение с длинными коридорами. Оказалось, коридоры - чтоб кататься на самокате, он так прикольно подпрыгивает на электрических проводах (их много), и сзади что-то шуршит и падает. Много дверей. За одной из них вдруг обнаружилась сестренка, и - вот нахальство! - ее мазюкают кисточками, навинчивают локоны, одевают в принцессовое платье. Это так просто спустить на тормозах невозможно. Это обидно. Вы как хотите, но нас тоже намазюкайте, навинтите, и мы будем позировать! Мы вам всё упозируем!
P.S. Мазюкала Анастасия Логачёва, позировали Ева, Зоя и Филипп.




О душевных ранах, отдыхе в Крыму, картошке, ценах на трамвай и квартирном вопросе. 1922 год.
giallorosa
Одно из писем 1922-го года.
Небольшие пояснения: автор письма - моя прабабушка Екатерина Ивановна, пишет она своему сыну Дмитрию, белому офицеру, покинувшему Россию в 17 году и на момент письма еще мыкающемуся по белу свету в поисках постоянного пристанища.
Лена - дочь екатерины Ивановны, расставшаяся с женихом, арестованным по доносу его бывшей возлюбленной. Ему повезло, его в конце-концов выпустили, и Елена, ждавшая его и носившая ему передачи в тюрьму, оказалась не нужна, обычное дело.
Люба и Глеб - дочь и сын. Люба служила сестрой милосердия в Пермую мировую и заработала жестокий ревматизм, для лечения ей необходимы были лечебные ванны в Крыму. Прожила долгую жизнь и скончалась в той же квартире, где перебирали картошку на полу... Заботливый милый Глеб в тридцать шестом году был арестован, в тридцать седьмом - расстрелян по обвинению в террористической деятельности, реабилитирован в 57-ом. На днях я иду на Лубянку, куда приглашена, по моей просьбе, для ознакомлением с двадцатитомным делом Глеба Константиновича Андреева.
Вера - моя бабушка, Вера Константиновна Шилейко
Терраса Брюля (нем.) - набережная реки Эльбы в центре старого Дрездена, которая простирается примерно на полкилометра между мостом Августа (Augustusbrücke) и мостом Каролы (Carolabrücke). С начала XIX века имеет прозвище «балкон Европы». На террасу Брюля открывается знаменитый вид с противоположного берега Эльбы (т. н. панорама Каналетто).
Ал. Вас. Ц. - Александр Васильевич Цингер (1870 -  1934) – профессор Московского университета, физик, педагог; автор ряда учебников по физике для школы, очень популярных в 1920-е и 1930-е годы; также известен как автор выдержавшей несколько изданий научно-популярной книги «Занимательная ботаника».
Папуничка - Константин Алексеевич Андреев

Как-то так.


Екатерина Ивановна – сыну Дмитрию в Дрезден
Москва, 15 октября 1922 года
Митюшочек, мой родимый, третьего дня я получила твое письмо от 5-го из Дрездена. Крепко тебя целую, что написал не откладывая. Как раз неделя сегодня, как к нам приехала Лена, распростившись с Севастополем. Она разошлась со своим женихом, в котором разочаровалась после того, как выхлопотала ему освобождение. Я вообще этому браку не сочувствовала и не жалею, что дело разошлось вовремя. Но бесконечно жаль бедную Лену, которая расточила свои чувства на человека, совершенно неспособного их понять и оценить ее преданность и то, сколько сил, нравственных и физических, на него положила за эти полгода. Ему же это как с гуся вода, и всякая баба может удовлетворить то, что ему от женщины нужно. Лена похудела и постарела, и какое-то безотрадное настроение. Дай Бог, чтобы время залечило ее душевную рану. Все ее друзья в Севастополе находили, что ее жених вовсе ей не подходил. Что ни делается – все к лучшему. Видно, не судьба.
Дорогой мой, твое письмо напомнило мне милый Дрезден. Ведь это был первый город за границей, в который мы с папочкой приехали после нашей свадьбы, и он был полон цветущими розами в июне 1886-го, особенно их было много в Цвингере. Вечерами мы ходили на Brülsche Terrasse, где были симфонические концерты. Это были счастливые времена.
В среду 11-го приехали Люба с Глебом. Ехали они ужасно, товарно-пассажирским, с пересадкой в Харькове, до которого ехали в телячьем вагоне, где все стекла были выбиты – бедная Люба после теплых ванн… Глеб всеми силами старался ее сберечь от простуды, закладывал окна подушками, ночью следил, чтобы она была укрыта, и все в вагоне принимали их за мужа и жену. Ехали они около 5 дней. Как приехали – прежде всего, стали обыскиваться, и на Любе нашли 4-х вшей. Дай Бог, чтобы они не были зараженными. А то, недавно ехал священник с женой из церкви Покрова в Левшино, и оба заразились сыпным тифом и умерли; осталось 8 человек детей.
Из Севастополя вообще выехать ужасно трудно,  и на лучший поезд без взятки не попадешь. Некоторые ждут месяцы для выезда. Лене удалось только потому, что Свечников опять поручил ей дело в Британской миссии и сам выхлопотал ей проезд. Вот какова у нас жизнь.
Ал. Вас. Ц. скоро уезжает, и я пришлю тебе портрет папочки и дам ему открытку с твоим адресом, чтоб ты мог к нему пойти, когда он известит тебя о приезде. В случае, если бы ты уехал из Берлина, поручи Барыкову к нему сходить.
От Борички недавно получила письмо, но он пишет о Коте то, что мы уже знаем от тебя, так как это время мы чаще с тобой переписывались, чем с ним.
В воскресенье 16/29 годовщина папунички, и мы будем служить обедню и панихиду в Зачатьевском монастыре. Недавно мы наняли прислугу, которая приехала с Бибиковой из их деревни и она ее рекомендовала. Это вышло совершенно случайно, в отсутствие Алеши, который ездил по делам в Рязанскую губ. Мы оставались вдвоем с Верой, когда мои ученицы Бибиковы привели эту старуху. По виду она нам понравилась, и я ее взяла за 15 мил. в месяц.
До революции она служила здесь в простых домах на черной работе, но последние годы жила в деревне и потому без претензий; в противном случае я бы ее не взяла. Готовить она, конечно, не может, но помоет посуду, пол, калоши, почистит сапоги. Теперь нас семеро и готовим много, только успевай – все быстро съедается.
Что же Котя? Теперь он уже должен доехать до Франции. Неужели тебе придется туда за ним ехать? Знает ли он твой адрес?
Митюшечка, Елена Васильевна недавно писала Вере, что бывший их торговый заведующий в Харькове, который служил у них много лет, и с которым наш папочка был знаком еще в прежнее время, живет теперь в Берлине. Зовут его Артур Карлович Клазиус. и адрес его: Berlin. 8. Franzüzische str. F. Schmidt und Co, Tel. 6549. У Артура Карловича транспортная контора. Он знает и Гейлорде и его адрес и тебе может быть полезен. Зайди к нему и познакомься. И узнай про Гейлорде.
Вера недавно писала Mrs G. в Америку, но ее, может быть, там и нет. Имеешь ли ты вести от Юли и Клотильды?
Глеб с утра отправляется в училище, и потому мы встаем раньше. Он приводит в порядок свой велосипед, чтобы им пользоваться – станция трамвая теперь стоит 300 тыс. Дороговизна возрастает, сахарный песок дошел до 3-х млн. фунт, а рафинад больше 5 мил. На днях я ходила со старухой на рынок и купила воз картофеля, 10 мешков за 75 мил. Его внесли наверх и высыпали прямо на полу в передней, мы весь день его перебирали. Самый лучший наложили в два ящика, которые поставили на полатях под потолком в коридоре и кухне, а менее прочный отделили на расход и спрятали в чулан на черной лестнице. Еще не все окна замазаны и надо спешить, чтобы все окончить к 20-му, как требует домовый комитет. Опять усилились уплотнения, и тетя Зина боится, что ей кого-нибудь поселят в проходной комнате, и она будет очень стеснена. Теперь Вере труднее заниматься, так как больше шуму и болтовни, и много времени тратится даром, а мне так хотелось бы, чтобы она довела до конца свои экзамены и аккуратнее относилась к службе, которой она манкирует и портит себе репутацию. Ведь служить придется всю жизнь, и надо теперь создавать положение, чтобы потом не бегать в поисках заработка, когда и сил и здоровья будет меньше. Целую тебя, мой родной дорогой мальчик, храни тебя Господь. Напиши скорей о Коте хотя бы открытку. Кончаю письмо 17-го, все приходилось отрываться, уж очень много всякого хозяйского дела.

(no subject)
giallorosa

Ах, эти старенькие вдовые профессорши, эти ангелы с хрупкими крылышками и светлыми  влажными глазами...  С палочкой и, по привычке, с кошелкой... Воспитанные в то время, когда не было большего счастья, чем стоять "в тени великого мужа", скромно сиять его отраженным светом, любить его, служить ему, знать и помнить все, что ему, как гению, позволительно не знать и забыть. А ведь никаким не отраженным светом они сияли, а своим собственным, ровным, теплым огнем. И удивлялись, овдовевшие, каждому новому утру, не понимая, зачем этот свет, когда нет уже Его... И тогда - грели друг друга, потому что привыкли - греть, светить, утешать. 

Ольга Карловна Ернштедт, вдова Петра Викторовича Ернштедта, видного ученого - историка - Вере Константинвне Шилейко, вдове Вольдемара Казимировича Шилейко, профессора-ассириолога, в Москву из Ленинграда, 16 октября 1969 года. Ольге Карловне - 75 лет, Вере Константиновне - 80

Картинка - из интернета, упоминаемую в письме открытку я не нашла. 

Read more...Collapse )

Контражур
giallorosa









?

Log in

No account? Create an account